Официальный сайт порог Ревун-Буркан и Смолинская пещера
Главная »
Песня про Чёрного Альпиниста

Альпинисты на площадке, продолжая трудный путь,

 

Собрались в своей палатке перед траверсом уснуть.

 

Где-то камень прокатился, не шумит опять ничто,

 

Тихо вечер опустился на Ушбинское плато.

.

 

 

 

Теплый ветер дунул с юга, тишина на леднике.

 

Вдруг услышали два друга стук шагов невдалеке.

 

Ближе, ближе, вот уж рядом, замер мерный звук шагов.

 

У обоих страх во взглядах, леденеет в жилах кровь.

.

 

 

 

Слух и зренье насторожив, не спускают с входа глаз.

 

Человека быть не может в этом месте, в этот час.

 

Наконец один решает посмотреть, кто там стоит.

 

И от страха замирая, открывает и глядит.

.

 

 

 

Нет, такого, уверяю, не увидишь и во сне.

 

Черный труп стоит, качаясь, зубы блещут при луне.

 

Где был нос — темнеет яма. На большие рюкзаки,

 

Не мигая, смотрят прямо глаз ввалившихся зрачки.

.

 

 

 

Плечи черная штормовка накрывает. Чуть живой,

 

Альпинист привстал немножко, говорит: «Ты кто такой?»

 

Звук глухой в ответ раздался, то ли клекот, то ли свист:

 

«По иному раньше звался — ныне черный альпинист.

.

 

 

 

Я погиб на Ушбе грозной, треснул верный ледоруб.

 

От ветров, пурги морозной почернел и высох труп.

 

Долго звал на помощь друга, но ушли мои друзья.

 

В этот день ревела вьюга и замерз под снегом я.

.

 

 

 

Вот уже четыре года в ледяном своем гробу.

 

Клятву дал: людскому роду мстить за страшную судьбу».

 

Замолчал мертвец ужасный, жутко глянул на двоих,

 

Вдруг раздался шум неясный, зашумел, опять затих.

.

 

 

 

Налетела злая вьюга, вмиг палатку сорвало-

 

Видно им придется лихо, потемнело как назло.

 

Свет нигде не пробивался, лишь неясен, дик и глух

 

Страшный хохот раздавался из прогнивших черных губ.

.

 

 

 

Буря долго бушевала, ждали, ждали- нет ребят.

 

Через снежные завалы вверх выходит спасотряд.

 

Возле сорванной палатки найден был один из двух,

 

Вниз ледник тянулся гладкий, аж захватывало дух.

.

 

 

 

Ушбы грозные вершины нависали позади.

 

Прямо вверх, на седловину, по стене вели следы

Автор неизвестен