Официальный сайт порог Ревун-Буркан и Смолинская пещера
Главная »
Порог Ревун и Великая Ама.

В. Григорьев

Геоглифы порога Буркан-Ревун

Каньон реки Исеть у деревни Бекленищево издавна был обжит и по-хозяйски использован людьми. На берегах реки уже тысячелетия назад жили люди. В окрестных лесах они охотились и собирали растительную пищу. Под скалами Ревуна стадами бродили мамонты (рисунок 1 ).

Рисунок 1. Стадо мамонтов у порога Ревун (Буркан).

Их фигуры застыли в лесном массиве на левом берегу, что ниже развалин картонной фабрики, сгоревшей в 2002 году. Очертания голов целого стада красуются в застывшем нагромождении скал. Во времена Ледникового периода мамонты ежегодно мигрировали в поисках пищи вдоль Исети с востока на запад и обратно. Это массовое шествие происходило обычно в период равноденствия. Смена времён года на границе зимы и лета заставляли изменять районы пастбищ, годных для пропитания массивных животных.

Естественное сужение долины Исети с отвесными скалами по берегам заставляло стада, бредущие вдоль реки, тесно сбиваться в кучу. А беспорядочно разбросанные валуны и подводные ямы создавали серьёзную преграду для животных (рисунок 2).

Рисунок 2. Ступени порога Ревун (Буркан).

Они карабкались по скользким влажным камням, пытаясь выбраться скорее на сушу. Сбивались в кучу, мешая друг другу. Особенно опасен был путь по руслу реки во время ледостава, когда обманчивый лёд ломался и уходил из-под ног. Животное скользило по льду, обледенелым валунам, раздирало об острые кромки ноги, теряло равновесие, проваливалось в подводную яму и ломало конечности. Обессиленное тело с предсмертным рёвом медленно замерзало в холодной воде. Его рыжая шерсть, примерзая к камням, не давала шансов выбраться на сушу (рисунок 3).

Рисунок 3. Восхождение мамонтов вверх по Исети-реке предшествует возрождению молодого ярого Солнца. На валуне с предыдущего снимка стратиграфия углов наклона линий: 1) угол наклона эклиптики, 2) угол в 30* и 3) угол широты места расположения порога Ревун (Буркан). Продолжение линии правых склонов следующих двух валунов указывает наклон земной оси.

Ещё большую опасность для путешествия представлял весенний паводок. Мощная река, вобрав в себя силу тысяч ручьёв и речек, вздувается пенными потоками, бочками, каскадами сливов и водопадов, наваливаясь на притопленные скалы, сметает всё на своём пути плывущими льдинами и стволами упавших деревьев (рисунок 4).

Рисунок 4. Мамонты, волны реки Исеть и скалы застыли на тысячелетия.  По спинам животных определяется наклон эклиптики к линии экватора.

Избитую в русле о камни тушу с переломанными костями сносило вниз по течению на отмели. Оставшееся стадо, повинуясь инстинкту самосохранения и зову желудка, оставляло раненых в каньоне и отправлялось дальше на поиски плодородных земель с зарослями растений.

Тут-то и наступал черёд проворных, голодных, но трепетно относящихся к своим жертвам охотников. Они, как грифы и вороны, слетались со всей округи для разделки туш гигантов. Наступала пора заготовки мясных запасов на длительный период. Согласно древнему ритуалу охотники окружали раненное животное и перед смертью великого зверя молили его Великий Дух о снисхождении к самим себе, слабым и беззащитным людям, своим голодным детям, старикам и женщинам. Просили поделиться частью своей могучей силы для поддержания жизни рода–племени. Они обещали сохранить душу животного в своих ежедневных песнях, молитвах о силе и щедрости Великана Леса. Обещали завещать своим детям прославлять великого волосатого зверя. Рассказывать им сказки на ночь про большую Аму, которая ест больше всех зверей на свете, и поэтому вырастает величиной с гору. Она приходит каждый раз к людям, приносит себя в жертву, чтоб своим мясом спасти людей от голода. Большая Ама – самая добрая и щедрая, умирает в мучениях, чтобы продлить род человеческий (рисунок 5).

Рисунок 5. Большая Ама в жертвенной позе. Её хобот сквозь земную толщу упирается в самый Ад. С противоположного берега к нему ведёт один из ходов Смолинской пещеры.

Когда зверь жил, то ел траву и деревья. Духу мёртвого зверя люди также подносили растительную пищу, обкладывали пучками душистых трав, чтобы их пряный аромат радовал Дух Великой Амы (рисунок 6). А мясо жертвы, которое они потом съедят, будет также пахнуть пряностями, заглушая его прелость. Сытость вселит в людей веру, что часть волшебной силы великого зверя с едой войдёт в них самих, поднимет настроение, бодрость духа и привнесёт спокойствие за будущее. Так простой приём пищи реально указывает на передачу с кусками мяса в тело человека магической силы и энергии.  Эта прелестная сторона жизни выльется в беспечное райское времяпровождение первобытного человека. Сезонная заготовка большого количества пищи позволит уделять больше внимания на прославление Большой Амы. Уже после насыщения человек воздаст по заслугам славу её Великому Духу, вскармливавшему на протяжении тысячелетий многочисленные людские поколения своим телом.

Рисунок 6. Подношения Великой Аме.

Великая Ама являлась священным тотемом охотников. Поэтому охотники к жертве относились с почтением. В знак уважения, привязанности и принадлежности к первопредку племени они красили своё тело охрой и заплетали волосы в косу, которая свисала, уподобляясь змееподобному хоботу. Они верили, что когда Великая Мама тихо умрёт, то душа её не будет приходить в мир живых и мстить своим детям за смерть. Но на всякий случай перед охотой они раскрашивали свои лица охрой, чтобы дух умершего зверя, даже если и вернётся обратно в мир яви, то не сможет узнать своих пожирателей. Он увидит, что их кожа того же цвета, как и его собственная, высеченная в скалах.

Рисунки 7, 8. Жертва в снегу. Потом начинался большой пир. Мясо Амы разрубали каменными топорами и стаскивали на хранение в пещеры. Обкладывали его со всех сторон глыбами льда на длительное хранение (рисунок 7). Одновременно древние охотники молили Дух Великой Амы каждый год пригонять в определённый сезон тучные стада мамонтов к месту своего традиционного жертвоприношения. Они верили, что это их молитвы, а не природный характер местности заставлял пищу саму снова и снова возвращаться к людям (рисунок 9).

Рисунок 9. Пока длилось повествование, мамонты на правобережье порога Ревун (Буркан) повернули головы.

Так повторялось из года в год на протяжении тысячелетий. Люди сами верили в то, что они дети Великой Амы, её потомки, несмотря на физиологические и анатомические различия. Зверь Ама считался первопредком людского племени.

В упоминаниях древнегреческого путешественника Ареса сохранились сведения, что жители русла Исети под названием исседонов употребляли в пищу своих наиболее уважаемых и самых старых родителей. Мясо перемешивали с другой пищей и съедали его сообща всем племенем. Я сам каннибализма за Уральским хребтом не замечал, а тому, что многие употребляли мамонтовое мясо, есть зафиксированные свидетельства. Очевидцы утверждают, что наиболее нежным мясом из всей туши являлся гибкий хобот.

Таким образом, в доисторические времена посредством еды передавалась физическая сила, позволявшая людям выжить в суровых уральских условиях. Тело мамонта давало пищу многочисленным племенам (племя Ам). Заготовленное впрок мясо позволяло оградить людей от тяжёлых поисков пропитания. Свободное время они тратили на прославление духов и богов, на попытки обессмертить их душу в предметах быта и памятниках доисторической культуры, на обучение подрастающего поколения. Кости шли на изготовление жилищ и орудий труда. Шкуры утепляли жилища и грели, а жир давал коптящий свет в длинные морозные ночи.

Освобождённые от поисков пищи люди жили в праздности и здравии, прославляя Великую Аму. Они слагали легенды и песни. Некоторые из них дожили до наших дней. Многие мамы по-прежнему своим детям перед сном рассказывают на ночь добрые сказки. Немного изменился и язык первых людей, но неизменно их молитвы оканчиваются упоминанием Великой Амы, живущей в ином мире: «Аминь»!

Обещая Великой Маме навеки сохранить почтение её духу, древние охотники сдержали своё слово. Они запечатлели в камне образы Великой Амы и её детей. Из основного вулканического массива скалы над вечно ревущим порогом создали каменную скульптуру Великой Мамы с рыжим волосом из красноватых скал. Они наиболее подходили по цвету для создания подобия образа.

Рисунок 10 .Скалы порога Ревун (Буркан).

К красноватым магматическим порфиритам и сухоцветам высохших трав на скалах, напоминавшим цвет волос зверя, постоянно бредут стада мамонтов. Поэтому по идейным соображениям дети Великой Амы в месте успешной охоты заставили жрецов каменными зубилами и топорами высечь скульптуру, которая сейчас известна как скала Ревун (рисунок 10).

Так в камне Дух Великой Амы дожил до наших дней. Древнее искусство теней и силуэтов под лучами Солнца каждый день заново рождает его образ. Каждый день Солнце повторяет ритуал рождения и исчезновения предка мамонтового рода.

Чтобы памятник стал понятен современному человеку, нужно перестроить своё сознание, воспитанное на образцах античного искусства. Нужно уяснить себе примитивность бытовавших в мезолите технологий обработки камня. А самое главное – знать ведущую роль солнечного света в формировании скрытых в складках рельефа силуэтов.